Департамент «Факультет искусствоведения и социокультурных технологий» УрФУ

На главную / В архив

Илья Доронченков о классическом и современном искусстве

urgu
На прошлой неделе в департаменте «Факультет искусствоведения и культурологии» прошли защиты дипломов выпускников. Председателем комиссии стал Илья Доронченков - известный российский исследователь западноевропейского и русского искусства, декан факультета истории искусств Европейского университета в Санкт-Петербурге, профессор кафедры зарубежного искусства Санкт-Петербургского государственного академического института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина (Академия художеств). Об особенностях обучения студентов-искусствоведов в Екатеринбурге, Санкт-Петербурге и за рубежом, и нюансах профессии с Ильей Доронченковым беседовала Елизавета Южакова – сотрудник департамента, выпускница факультета искусствоведения и культурологии УрГУ и факультета истории искусств Европейского университета в Санкт-Петербурге.

Вы второй год возглавляете нашу Государственную аттестационную комиссию. Как Вы оказались у нас: были ли у Вас связи с Екатеринбургом до этого?

В 1994 или я приехал сюда впервые  с докладом на научной конференции, организованной кафедрой истории искусств и, кажется, еще несколько раз был в университете на различных научных мероприятиях. Некоторое время назад, когда екатеринбуржцы снова начали появляться в Петербурге с докладами, а выпускники Уральского университета стали учиться в Европейском университете, эти связи восстановились, и второй год я сюда приезжаю как руководитель ГАКа.

Говоря про выпускников, которые приезжают поступать в Европейский, и учитывая Ваш опят преподавания в Академии Художеств, чувствуете ли Вы разницу в подготовке наших студентов и людей, которые приезжают из других городов поступать в ЕУ или тех, кто заканчивает Академию Художеств?

Я думаю, что разница определяется общей ситуацией в стране, потому что общим местом является сегодня сетование на упавший уровень школьного образования. Можно сказать, что выпускники Уральского университета демонстрируют примерно такой же разброс исходной подготовки как и петербуржцы, но довольно часто показывают более высокую мотивированность к учебе.

Про мотивированность студентов у меня тоже есть вопрос. Имея опыт преподавания в американском университете – Brown University в городе Провиденс, как Вы считаете, ценят ли наши российские студенты свое образование и насколько они к нему требовательны (сравнивая с американцами, которые платят большие деньги и, соответственно, больше требуют от своих преподавателей)?

Ответ отчасти содержится в вопросе: американские студенты очень жестко мотивированы, прежде всего, средствами, которые они или их родители тратят на образование: тот же Brown – это очень большие деньги в год. В общем, бездельники есть везде, но процент их в американских университетах существенно ниже. Кроме того, как я понимаю, у американских студентов интерес к учебе очень высок. Статус высшего образования, достойного высшего образования – это та часть национальной культуры, которой можно только позавидовать, и, я подозреваю, что это не зависит от того, университет это более высокого ранга или менее значительный. У нас целеустремленность студента во многом зависит от его личных качеств, его семейного  бэкграунда, его амбиций. Думаю, у российского студента меньше корреляция между тем, что он делает сейчас, и тем, что он будет делать потом как профессионал.

Мне кажется, среди наших студентов больше амбиций у тех людей, которые хотят что-то делать в современном искусстве. Насколько для них актуально изучать классическое искусство?

Я считаю, что изучать классическое искусство необходимо, и плох тот специалист по современному искусству, который не знает классического искусства и не умеет его объяснить, не знает его интерпретаций, в том числе, классических, а не только современных. Тем более, что модная интерпретация – интерпретация, даваемая знаменитыми современными мыслителями, - далеко не всегда выдерживает элементарную проверку на точность. Пример тому – лекции Фуко о Мане. Впрочем, сам покойный Фуко не хотел, чтобы они печатались. Что касается амбиций и мотивированности тех, кто занимается современным искусством, это более чем нормально, потому что это живо, это интересно, это то, что, в отличие от классического искусства, без всякого доказательства связано с реальностью, с жизнью, и это то, что отражает проблемы, в том числе, политические. Кроме того, современное искусство представляет собой очень привлекательный конгломерат престижной интеллектуальной среды, художественного рынка – прибыльного, если ты попал в струю, в которой хочется попасть. Все это заставляет человека, интересующегося современным искусством, очень серьезно крутиться. Скепсис, который в моих словах читается, в общем, тоже естественен, потому что мы  имеем дело со средой, в которой репутации еще не установлены, они могут быть дутыми, могут быть коммерчески или политически мотивированными, а качество художественного продукта не проверено временем. Но, вообще говоря, крупные искусствоведы, создатели концепций, вошедшие с историю искусствознания, были, хотя бы опосредованно, но были связаны с интересами своего времени, и довольно часто с современным искусством своего времени.

В разговоре о классическом искусстве иногда забывается политический контекст времени, и тогда оно воспринимается как что-то отвлеченное, следовательно, ненужное. И при воспоминании о недавней панике вокруг московских и петербургского институтов искусствознания, возникает вопрос, нужно ли вообще стране много искусствоведов.

Во-первых, классическое искусство тоже когда-то было современным. И через то, что мы сейчас считаем искусством музейным, зачастую формулировались очень четкие и актуальные идеи. Что касается того, нужно ли стране много искусствоведов, я бы сказал, каких искусствоведов нужно? – хороших много не бывает, их всегда меньше. Нормальное общество предполагает очень существенный процент людей, обслуживающих его духовные потребности, в частности через музеи и университеты. Если мы поглядим, например, на Соединенные Штаты или Германию, то увидим, что и в одном, и в другом случае налицо перепроизводство искусствоведов, но и в том, и в другом случае существует огромное количество учреждений – университетов, музеев, где искусствоведы необходимы. Практически любой уважающий себя американский университет имеет музей и кафедру истории искусства или визуальных исследований, кино, фото или чего-то в этом роде, что, естественно, делает искусствоведов востребованными. Музейный бум, который на фоне экономического кризиса несколько угас, тем не менее в странах Запада длится уже несколько десятилетий – подтверждение тому, что интерес к изобразительному искусству, в том числе, классическому, - это часть современных духовных потребностей среднего класса, интеллектуалов, не говоря уже о более высоких общественных слоях. Если мы ориентируемся в перспективе на подобную культурно-экономическую модель, я думаю, что мы должны заботиться о воспроизводстве класса носителей смыслов, кем и является интеллигенция, в том числе, историки искусства.

Вернемся к местному контексту. Существует ли, по Вашему мнению, Уральская школа искусствознания?

За пределами двух столиц Екатеринбург смог в течение десятилетий сформировать наиболее сильный центр по искусствоведческому образованию, что подтверждается и преемственностью на кафедре истории искусств и на факультете в целом. В этом смысле – конечно, уральская школа есть. Что касается методологии, то я думаю, что в этом смысле университет наследует методологию, принятую в нашей стране. Но по тематике дипломов выпускников последних лет я могу сказать, что очень востребованы темы, которые описываются категорией «визуальные исследования», что не является самым общепринятым направлением в России. Запрос студентов очевидно предполагает некоторый ответ преподавателей. Это опять же то, что касается не только классического искусства, но и всего того террора изображений, визуальных образов который испытывает современный человек. Этот феномен требует анализа.

Ну и напоследок, Ваши впечатления от Екатеринбурга, что Вы здесь уже успели посмотреть?

Прекрасная коллекция авангарда в музее изобразительных искусств. Ну и сам город обладает своим духом, отличающимся от других мест в России, духом, очевидно, достаточно суровым, следовательно, серьезным. Мне кажется, что это место, где довольно скоро люди, которые обладают влиянием и средствами, поймут, что искусство и изучение искусства – это области, которые формируют наше будущее, и в них нужно вкладывать серьезные средства.